Психопатия признаки у подростков

Психопатии у подростков

Психопатия признаки у подростков

психопатия подросток общество

Психопатия – это аномалия характера, от которой страдает либо сам человек, либо общество. Эти врожденные или приобретенные в раннем возрасте аномалии характера приводят к дисгармоническому формированию личности и нарушают социальную адаптацию человека.

Важной особенностью психопатии, из-за которой такие пациенты попадают в поле зрения психиатра, является декомпенсация при различных неблагоприятных воздействиях, в частности после психической травмы и при психотравмирующей ситуации. С точки зрения нормального человека, в таких ситуациях нет ничего особенного, но для психопата они становятся значимыми именно из-за его аномалий характера, поскольку задевают его самое слабое место.

Например, при истерической психопатии необоснованные претензии психопата на всеобщее внимание могут не встретить желаемого отношения окружающих, и происходит срыв, декомпенсация.

При психастенической психопатии такой ситуацией может оказаться необходимость принимать быстрые решения.

При эпилептоидной психопатии психотравмирующим оказывается любое покушение на «авторитет» психопата или попытки противодействия его властности и деспотизму и так далее.

Психопатия определяет психический облик человека, накладывает отпечаток на весь душевный склад, в течение всей жизни не подвергается существенным изменениям и мешает самому человеку приспосабливаться к окружающему.

Диагноз психопатии устанавливают на основании трех основных признаков, предложенных выдающимся русским психиатром П.Б. Ганнушкиным.

  • 1. Тотальность патологических черт характера, которые проявляются всегда и везде, в любых условиях, и при стрессах, и при их отсутствии.
  • 2. Стабильность патологических черт характера – они впервые проявляются в детском или подростковом возрасте, реже у взрослых, и затем сохраняются на протяжении всей жизни человека.
  • 3. Нарушения адаптации (приспособления) именно вследствие патологических черт характера, а не из-за неблагоприятного внешнего воздействия.

Психопатия формируется при сочетании врожденной или приобретенной в раннем детском возрасте неполноценности нервной системы с неблагоприятным воздействием окружающей среды.

Но психопатия – это не только неправильное воспитание в детстве и педагогическая запущенность (хотя этот фактор имеет чрезвычайно важное значение для утяжеления проявлений психопатии).

Одного лишь влияния таких внешних факторов для формирования психопатии недостаточно. В основе психопатии лежит именно неполноценность нервной системы.

То, что у человека имеются какие-либо отклонения от нормального общепринятого в обществе поведения, еще не дает оснований говорить о психопатии.

Психопатоподобные состояния (то есть напоминающие психопатию по своим проявлениям) возможны и при некоторых других заболеваниях, например при психических нарушениях в результате перенесенной черепно-мозговой травмы, инфекционных заболеваниях центральной нервной системы, алкоголизме, наркомании и токсикомании, некоторых эндокринных нарушениях и других.

Основным их отличием от психопатий является то, что психические нарушения при психопатии возникают уже с детского или подросткового возраста, а при психопатоподобных состояниях поведение и развитие личности до возникновения основного заболевания было нормальным, а психопатоподобные нарушения вторичны и появляются уже спустя какой-то промежуток времени после развития основного заболевания.

В отличие от душевных заболеваний, психопатиям не свойственно прогрессирующее развитие и возникновение дефекта личности. От неврозов психопатии отличает то, что патологические черты характера определяют весь психический облик человека и наблюдаются на протяжении всей его жизни.

П. Б. Ганнушкиным был введен ряд понятий, отражающих динамику психопатий: возрастные кризисы (пубертатный и климактерический), идиопатические приступы или фазы, психогенные и соматогенные реакции, конституциональные и ситуационные развития и др.

Наиболее распространенными терминами, относящимися к динамике психопатий у взрослых, являются понятия “компенсация” и “декомпенсация”.

Компенсации могут осуществляться как за счет изменения “микросреды” (трудовой, семейной) на такую, где психопатические особенности характера позволяют приспособиться наилучшим образом (например, уединенный образ жизни для шизоида), так и за счет активной выработки механизмов психологической защиты, манеры поведения, образа жизни, порою контрастных психопатическим чертам и затушевывающих эти черт. Срыв компенсаторных механизмов в силу ли эндогенных особенностей динамики или под влиянием факторов среды обозначается как декомпенсация.

В подростковом возрасте компенсаторные механизмы нередко еще недостаточно сформированы.

Зато, как правило, приходится иметь дело с подростковым заострением психопатических черт характера, особенно если психопатия (например, шизоидная) сложилась с детства.

Однако подростковый возраст не только заостряет и ухудшает, но несет и новые компенсаторные возможности (например, “депсихопатизация” некоторых форм органических психопатий, наблюдавшихся в детстве).

Определенным вкладом в учение о динамике психопатий является изучение процесса их становления – описание этапов формирования конституциональных, приобретенных и органических психопатий. В. А. Гурьева и В. Я.

Гиндикин выделили три этапа начальных проявлений, структурирования и завершения формирования. Первые два этапа при конституциональных и органических психопатиях падают преимущественно на детство. При приобретенных психопатиях второй этап приходится обычно на 15-18 лет.

С нашей точки зрения, выделение этих этапов для подростковой психиатрии имеет в большей степени теоретическое, чем практическое значение. О них можно судить ретроспективно, когда психопатия уже сформирована.

Картина первого и даже второго этапов существенно не отличается от транзиторных нарушений поведения в детстве и у подростков, и диагноз психопатии здесь может оказаться преждевременным.

Психопатические личности довольно часто вступают в противоречия с окружающими, создавая конфликтные ситуации, причем во время конфликта они испытывают дополнительное психогенное воздействие. В такой ситуации происходит психопатическая реакция, которая проявляется обострением аномальных особенностей характера. Даже после прекращения конфликта психопатическая реакция может сохраняться.

Обострение психопатических черт может произойти и после того, как человек переболел каким-то тяжелым заболеванием, или при хронических заболеваниях внутренних органов.

Психопатические реакции обычно возникают внезапно, в ответ на малозначимые для психически нормального человека, но очень болезненные для психопата события. Реакция больного всегда неадекватна, то есть не соответствует силе раздражителя, вызвавшего ее. Чаще всего она проявляется в виде протеста, возмущения, гнева, злобы, ярости и даже агрессии и разрушительных действий.

При неоднократных психотравмирующих воздействиях даже незначительных отрицательных факторов возникает длительная декомпенсация.

При продолжительной декомпенсации наблюдается нарушение способности больного приспосабливаться к окружающим условиям, резко выявляются все аномальные особенности характера и могут возникнуть новые психические нарушения.

У больных психопатией часто возникают неврозы, особенно истерический невроз, могут формироваться сверхценные образования (идеи, значение которых больным слишком переоценено) и даже бредовые идеи – бред отношения, бред преследования, бред ревности и другие.

Больные психопатией являются группой повышенного риска в аспекте возможности формирования алкоголизма и наркомании.

Кроме того, больным психопатией свойственно расстройство влечений, и в первую очередь сексуального. У многих из них наблюдаются сексуальные извращения – садизм, мазохизм, эксгибиционизм, гомосексуализм, педофилия, нарциссизм и многие другие.

Из-за расстройства влечений у больных психопатией также могут возникать конфликты с обществом, противоправные действия, включая насилие, после чего может произойти декомпенсация.

В большинстве случаев акцентуации характера создают предпосылки для формирования девиантного поведения, особенно в подростковом возрасте.

Для того чтобы избежать отклонений в поведении детей, родителям и педагогам следует вовремя обратить внимание на особенности характера ребёнка.

Зная тип акцентуации характера ребёнка, “места наименьшего сопротивления” в характере и избегая, по возможности, неблагоприятных социально-психологических воздействий можно предотвратить формирование отклоняющегося поведения.

Когда говорят о наличии у кого-то определенного характера, тем самым указывают на известную однобокость его психической организации, известную дисгармонию психики, По сути дела, о нормальном “идеальном” человеке нельзя сказать, какой у него характер, т.к. все его поведение является простой реакцией на внешние воздействия.

Нужно отметить расплывчатость и неопределенность границ и между отдельными психопатиями. Выделяемые формы психопатий большей частью представляют собой искусственный продукт схематической обработки того, что наблюдается в действительности.

В то же время поведение психопатов одного типа может быть различным: один параноик может быть всеми признанным ученым, другой – душевнобольным и т.п. Исходя из того, что в нерезкой форме те или иные психопатические особенности присущи всем нормальным людям, понятно, чем резче выражена индивидуальность, тем ярче становятся и свойственные ей психопатические черты.

Вероятно, поэтому среди людей высокоодаренных, с богато развитой эмоциональной жизнью и легко возбудимой фантазией имеется значительное количество несомненных психопатов.

Классификация типов психопатий и акцентуаций, как и всякая научная систематика, оправдывает затраченный на нее труд, если открывает перспективы для ее практического использования.

Дифференциация между психопатиями и акцентуациями характера, разделение психопатий по степени тяжести и акцентуаций по выраженности служат, прежде всего, делу прогноза и связанным с ним вопросам экспертной практики.

Довольно сложная систематика типов психопатий и акцентуаций, пристальное внимание к особенностям, отличающим 'внешне довольно сходные варианты, например гипертимно- неустойчивый от неустойчивого, шизоидный от сенситивного, лабильно- истероидный от истероидного и т. п.

,– все это предназначено для решения главной задачи: отыскать правильные терапевтические и профилактические пути, эффективнее использовать разные формы психотерапии, – дать нужные медико-педагогические рекомендации. Если эта цель не будет всегда и везде видеться перед собой, самые изощренные наблюдения, самые обстоятельные описания, самые тщательно разработанные систематики теряют свой смысл.

Page 3

Источник: //studwood.ru/1816587/psihologiya/psihopatii_podrostkov

15 общих черт характера детей психопатов

Психопатия признаки у подростков

Никто не хочет думать, что их ребенок может стать следующим Андреем Чикатило. Это один из самых больших страхов, который родители могут испытывать. Воспитание психопата является одним из кошмаров для любого родителя, но некоторые ничего не могут сделать.

Часто дети демонстрируют психопатическое поведение даже в любящей среде. Родители могут создать или сломать психопатические наклонности ребенка, но во многих случаях эти предпосылки вызваны химическим дисбалансом в головном мозге.

В большинстве случаев родители ничего не сделали, чтобы спровоцировать ребенка на такое поведение и когда видят это, не знают, что предпринять.

Родители обычно склонны думать, что их ребенок как ребенок. Дети все время играют и трудно понять, где ужасное поведение, а где просто они неправильно себя ведут. Есть несколько явных признаков, что ребенок может вырасти психопатом, но родители часто игнорируют их.

Никто не хочет думать, что их ребенок будущий серийный убийца. Некоторые из этих 15 признаков могут показаться относительно безвредными, но если ребенок проявляет большую их часть, пора обратиться за профессиональной помощью.

Специалисты обучены работать с такими детьми и важно получить их помощь, пока мозг ребенка восприимчив к изменениям, которые необходимы.

1. Нарушение основных правил

Дети постоянно нарушают правила. В этом нет ничего нового для родителей во всем мире. Нарушение правил является нормальной чертой становления личности, будь человек молодой или старый.

Но когда дети нарушают их, например, убегая из дома или игнорируя предупреждения взрослых о некоторых вещах, у их родителей может быть причина беспокоиться. Правила не всегда соблюдаются маленькими детьми, но есть вещи, которые дети не должны делать или говорить.

Большинство из них знают, что убегать из дома очень плохой поступок. Те, кто игнорирует это, гораздо чаще вырастают с отклонениями.

2. Запугивание

Существует стереотип, что психопаты – это те, кого обижали в школе. В кино много показывают, что ребенка, который вырастает психопатом дразнили за то, что он отличается от других. На самом деле все наоборот. Психопаты часто наслаждаются чувством причинения вреда другим и запугивание является первым шагом к этому.

Маленькие дети не запугивают столько, сколько дети старшего возраста, поэтому если трех – или четырехлетний толкает и оскорбляет своих друзей, это может быть причиной для беспокойства. Есть тонкая грань между нормальным поведением ребенка и поведением, которое должно взволновать родителей, и проблема издевательства является одной из них.

Если вы заметили, что ребенок отличается от других детей, он может быть кандидатом для дальнейшего контроля.

3. Отсутствие вины

Дети портятся все время. Не имеет большого значения, если ваш ребенок нарушает правила, поскольку они, как известно, испытывают своих родителей. Проблемы возникают, когда у детей отсутствует чувство вины, если они сделали что-то неправильно.

Дети не так развращены обществом, как взрослые. Они более невинны и чувствуют вину, когда причиняют вред другому человеку. Если ребенку говорят, что он причинил боль другому, ему должно быть жаль его.

Если он этого не испытывает, нужно обратиться к психиатру.

4. Игнорирование чувств

Одним из ключевых различий между ребенком, который проявляет признаки психопата, и ребенком, проявляющим признаки аутизма, является способность сопереживать. Дети с аутизмом не могут представить себе, как будет чувствовать боль другой человек.

Они могут понимать собственные эмоции, но не чужие. Психопатические дети являются противоположностью. Они понимают, что чувствует другой человек, просто их это не волнует.

Единственный человек, который для них важен-он сам и эмоции других не имеют к ним никакого отношения.

5. Никаких усилий, чтобы подружиться

Дети, которые рискуют стать полноценными психопатами, не заботятся о чувствах других людей. Они заботятся только о своих чувствах, поэтому не нуждаются в каких-либо товарищах.

Есть те, кто действительно дружит, но эти отношения обычно не длительные или имеют какую-то материальную выгоду. Бывают дети, у которых проблемы с друзьями, но нет причин думать, что они психопаты.

У психопатических детей обычно не возникает проблем с друзьями, они просто не хотят их заводить. Другие дети пытаются дружить с ними, но отпугиваются, когда они показывают свое истинное лицо.

6. Манипуляции

Как было сказано выше, у психопатических детей нет таких же эмоций, как у обычных. Они могут понять, что их действия причиняют боль другому человеку, но это их не заботит. Они не чувствуют угрызений совести, как обычные дети и проявляют эмоции, когда им это подходит.

Они заставляют других поверить в то, что они чувствуют, чтобы достичь своей цели. Это не касается детей, которые ноют, чтобы получить новую игрушку или конфету. Это нормальное поведение ребенка. А больше относится к расчетным эмоциональным манипуляциям.

И если у ребенка появляются эти признаки, то это может быть сигналом большой проблемы.

7. Агрессивное поведение к неродным братьям и сестрам

Врачи, которые изучают возможные психопатические черты у детей, часто игнорируют насилие родных братьев или сестер. Они ссорятся и это всего лишь часть взросления.

Братья и сестры часто выражают пренебрежение к чувствам другого, но это не является тревожным признаком. Но стоит задуматься, когда ребенок выражает такое же поведение на игровой площадке.

Если он делает это с несколькими другими детьми, особенно теми, которых они только что встретили, это может быть поводом для беспокойства.

8. Обвинение других в своих действиях

Любому трудно взять на себя полную ответственность за свои действия. Многие взрослые борются с этим и дети не отрицают, что перекладывают вину, когда дело доходит до наказания. Есть разница между невинным обвинением и поведением, которое может привести к психопатическому диагнозу.

Дети, проявляющие психопатическое поведение, часто обвиняют других детей и взрослых в ошибках, которые они сами совершили. Это трудно отличить от обычных детских выходок, поскольку дети всегда будут обвинять своих братьев и сестер.

Многие дети несут ответственность за то, что они сделали, а дети с психопатическим диагнозом не берут ее на себя.

9. Весьма отзывчивый к наградам

Большинство детей мотивированы вознаграждением за выполнение чего-то и для детей с психопатическим поведением это единственный способ мотивации.

Эти дети часто заинтересованы только в деятельности или задании, если они будут вознаграждены чем-то. Такого рода мотивация также не сдерживается чужими чувствами.

Если ребенок знает, что он собирается сделать больно другому, но получит за это награду, он выполнит задачу.

10. Кража

Кража является одним из основных контрольных признаков того, что ребенок выражает психопатическое поведение. Если он ворует у других детей или их родителей, это серьезное преступление.

Его не волнует, что он кого-то расстроит и если чего-то хочет, то сделает. Никто не желает, чтобы их ребенок был вором и то, что он что-то украл не означает, что он психопат.

Но если не обратить на это внимание, то взрослея он будет вести себя хуже.

11. Не брать ответственность за неудачу

Дети, выражающие психопатическое поведение, не берут на себя ответственность, когда терпят неудачу, а обвиняют других. Это в основном касается игр и спорта или чего-то еще, что требует командной работы. Ребенок психопат обвинит других людей в своей команде, если проиграют, вместо того чтобы признать свою роль в неудаче.

12. Отсутствие страха

Дети с наклонностями проявляют гораздо меньше страха перед лицом опасности. Они чаще рискуют, высокое падение не пугает их.

С возрастом их риски становятся более ощутимыми и имеют более высокие ставки. Ребенок, который любит лазить по деревьям или кататься на скейтборде не может быть с отклонениями.

Но если он принимает ненужный и необоснованный риск, то возникает повод для беспокойства.

13. Небрежность

Дети обычно жаждут одобрения родителей и других взрослых. Им нравится, когда им говорят, что они хорошо поработали и видеть результат их напряженной работы. Дети с отклонениями не заботятся об этом.

Будь то спорт, школа или внешкольные занятия они демонстрируют полное отсутствие интереса. Хотя цели достижимы и дети способны их достичь, они просто не заинтересованы в этом.

Это не может быть отклонением, но такое поведение является одним из сигнальных признаков.

14. Невосприимчивость к наказанию

Дети с психопатическим поведением часто не испытывают угрызений совести за свои действия. Они не чувствуют себя плохо что-то украв или повредив, если считают, что это приведет к возможному выигрышу. Они не выражают никаких эмоций, когда их наказывают и часто бунтуют и не слушают родителей. Трудно отговорить ребенка от плохого поведения, если он не реагирует на наказание.

15. Насилие по отношению к животным

Убивать соседских кошек и топить щенков является одной из главных причин, чтобы стать серийным убийцей. Часто такие дети даже не понимают, что совершают ужасный поступок и рассказывают родителям, что им понравилось. Если ваш ребенок убил домашнего питомца намеренно и наслаждался этим, то пора начать лечение.

Рекомендуем посмотреть:

Что из себя представляет такое расстройство личности как психопатия? Какие признаки сопутствуют данному заболеванию? Каковы особенности проявления расстройства у детей? Как распознать психопата в своем ребенке?

Источник: //batop.ru/15-obshchih-chert-haraktera-detey-psihopatov

Разделение по степени тяжести (продолжение)

Психопатия признаки у подростков

Тяжелая психопатия. Компенсация всегда бывает неполной и непродолжительной.

Ее механизмы либо едва намечены, либо отличаются парциальностью, охватывая лишь часть психопати­ческих особенностей, но зато достигают здесь такой гипер­компенсации, что сами уже выступают в качестве психо­патических проявлений.

Декомпенсации наступают от незначи­тельных поводов или даже без видимых причин. На высоте декомпенсации картина нарушений может достигать психоти­ческого уровня (тяжелые дисфории, глубокие депрессии, сумеречные состояния и др.).

Нарушения поведения могут проявляться уголовными пре­ступлениями, суицидными актами и другими действиями, грозящи­ми тяжкими последствиями для самого психопата или для других. В «длиннике» тяжелая психопатия характеризуется значитель­ной социальной дезадаптацией.

Такие подростки рано бросают учебу, почти не работают, за исключением коротких эпизодов или условий принудительного труда. Живут они за счет других или за счет государства.

Семейные связи фактически разорваны или крайне напряжены из-за постоянных конфликтов или носят характер патологической зависимости (психопата от кого-либо из членов семьи или последних от психопата). Дезадаптация обнаруживается также в среде сверстников.

Самооценка характера неправильная или отличается пар­циальностыо — подмечаются лишь некоторые черты, особенно проявления патологической компенсации. Критика к своему поведению заметно снижена.

Владимир О., 15 лет. Вырос в асоциальной семье: отец осужден на длительный срок, мать страдает алкоголизмом, ведет аморальный образ жизни. Сведения о детстве скудные. Известно, что до 10 лет держался энурез, в школе с первого класса труден, возбудим, бил детей, отнимал у них деньги и приглянувшиеся ему вещи.

С 11 лет забросил учебу, время проводил в уличных компаниях, связался со взрослыми преступниками, участвовал в кражах, начал выпивать. Комиссией по делам несовершеннолетних был помещен в специальный интернат. Оттуда за 4 года совершил 9 побегов — всякий раз его разыскивала и возвращала милиция.

В 14 лет во время побега скрывался около двух месяцев у какой-то женщины-алкоголички, с которой сожительствовал. Пойманный, заявил в милиции, что он якобы совершил убийство и указал место, где спрятал труп. Там были обнаружены следы крови.

Признался, что обманул, что там просто была драка, а он надеялся, что его самого повезут на это место и обдумал, как по дороге совершить побег. В специальном интернате неоднократно бывал наказан за драки с другими воспитанниками. Обнаружил гомосексуальные склонности. Ненавидел воспитателя своей группы.

Подкараулил его в мастерской и ударил молотком по голове — нанес тяжелую травму. Был направлен на обследование в подростковую психиатри­ческую клинику.

В клинике держался напряженно, настороженно, но вскоре стал преследовать слабых, издеваться над ними, склонять к развратным действиям. Был переведен на отделение для взрослых со строгим надзором.

Во время беседы угрюм, осмотрителен в ответах. Рассказал, что в возрасте 11 лет, гоняя голубей, упал с крыши двухэтажного здания, потерял сознание, но мать к врачу не обратилась. После этого падения стало иногда укачивать во время езды на транспорте. Курит и выпивает с 11 лет.

Любит напиваться до полного отключения («пока не отрублюсь»). В опьянении часто «разбирает злоба», срывает ее на первом встречном, жестоко бьет. Однажды, когда рядом никого не было, «от злости всадил себе в ногу перочинный нож» — показал рубец на голени.

Своего воспитателя в интернате называет пьяницей и садистом. Ударил его из мести — перед этим на общем собрании группы этот воспитатель его «назвал таким словом, что все хохотали». В поступке своем не раскаивается.

Никаких планов на будущее не строит, ничем никогда не увлекался, близкого друга не имел («может выдать»), не влюблялся.

Физическое развитие по возрасту, среднего роста и крепкого тело­сложения. На теле несколько рубцов — следы ожогов и вытравленных татуиро­вок — содержания их не раскрыл. Сохранены две татуировки — знак «зона» на ноге и собственное имя — на руке.

Со стороны неврологического статуса и на ЭЭГ — без отклонений.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован резко выраженный эпилептоидный тип, имеется указание на возможность формирования психопатии этого типа.

Отмечена высокая склонность к алкоголизации и делинквентности, резко выраженная реакция эмансипации и высокий В-индекс (указание на возможность из­менений характера вследствие резидуального органического поражения голов­ного мозга).

Самооценка — неверная: по шкале субъективной оценки выступили шизоидные и психастенические черты.

Диагноз. Эпилептоидная психопатия тяжелой степени.

Катамнез через 2 года. Находится в воспитательно-трудовой колонии.

Выраженная психопатия. Компенсация бывает непродолжи­тельной.

Декомпенсации могут возникать от незначительных поводов, однако серьезными и длительными они бывают обычно вслед за психическими травмами. Тяжелые нарушения поведения возникают также в неблагоприятных условиях.

Социальная адаптация бывает неполной или нестойкой. Работу и учебу то бросают, то возобновляют. Способности остаются нереализован­ными.

Отношения с родными полны конфликтов или отличаются пато­логической зависимостью.

Самооценка черт характера и степень критичности к своему поведению весьма разнятся от типа психопатии.

Алексей Л., 16 лет. Отца не помнит — тот оставил семью, когда сын был маленьким. По словам матери, отец был вспыльчивым, гиперсексуальным, «несколько раз после скандалов резал себе вены». Мать лечилась у психиатра от «колебаний настроения», год назад совершила суицидную попытку, приняв большую дозу прописанного ей амитриптилина.

Во время беременности был токсикоз, угрожающий выкидыш. Развивался без задержки, но был крикливым, возбудимым. В 6 лет ушиб головы с потерей сознания. В школе учился удовлетворительно, но был недисциплинированным и очень драчливым. Рос под неусыпным надзором матери, бабушки и дяди, которого побаивался и не любил. Довольно успешно занимался спортом.

В 14 лет по окончании 8 классов поступил в техникум. В тот же год — бурное половое созревание. Влюбился в красивую однокурсницу, вступил с нею в половую связь, она от него забеременела и когда сделала аборт, то объявила о полном разрыве с ним.

Когда услышал от нее об этом, «вдруг охватила страшная тоска, захотелось что-то с собой сделать». Уйдя от нее, в малолюдном месте гвоздем вскрыл себе вену. Истекающего кровью, прохожие отвели его в травматологический пункт.

Там объявил, что случайно напоролся на гвоздь — после перевязки его отпустили домой.

С этого времени начал выпивать. Сразу обнаружил, что может пить до отключения — рвоты не бывает. Вскоре вступил в связь с другой приятель­ницей, но «в душе любил прежнюю». С матерью из-за его сожительницы возникали скандалы. В гневе стал неудержим — дома разбил зеркало, бил стекла в окнах, посуду. Грозил матери броситься из окна.

Связался с асоциаль­ной компанией, участвовал в угоне автомашины. Был условно осужден. Вскоре после этого пришел домой с окровавленной головой. Уверял, что якобы получил травму, играя в футбол. Стал чаще выпивать, забросил занятия в техникуме. Несколько раз был задержан милицией пьяным за участие в драках.

Суд снял отсрочку исполнения приговора и постановил отправить его в воспитательно-трудовую колонию. Тогда мать увезла его в другой город и укрыла у знакомых. Через месяц сбежал оттуда («скучно стало»), намереваясь явиться в милицию. Собрал у себя дома приятелей и приятельниц, устроил пьянку («проводы в колонию»).

Напившись, заперся в ванной и вскрыл себе вены. Когда взломали дверь, был обнаружен без сознания, истекающим кровью.

степень тяжести – предыдущая | следующая –  психопатия

Подростковая психиатрия. .

Источник: //vprosvet.ru/biblioteka/tyajelaya-psihopatiya/

Детская психопатия. Причины психопатии: природа или воспитание?

Психопатия признаки у подростков

Некоторые исследователи считают, что психопатия – результат некоторых младенческих проблем в сфере эмоциональной привязанности. Доктор Хэйр полностью перевернул эти представления после многих лет исследования обстоятельст жизни психопатов. Он говорит:

У некоторых детей сам дефицит эмоциональной привязанности – признак психопатии. Вероятно, что у этих детей нет способности к установлению эмоциональных связей, и соответственно этот их недостаток привязанности является в значительной степени результатом, а не причиной, психопатии. [Хэйр]

Иначе говоря, они рождаются такими, и вы не можете их исправить. 

Для многих людей идея ребенка-психопата почти невероятна. Однако факт таков, что истинными психопатами рождаются, а не становятся. Хотя действительно, есть психопаты, «ставшие» такими, но они обычно отличаются от «врожденного психопата» во многих аспектах. 

Клинические исследования исчерпывающе демонстрирует, что психопатия не появляется внезапно, из ниоткуда, у взрослого человека. Первые симптомы обращают на себя внимание в детстве и юности. Порой родители психопатов ЗНАЮТ, что с ребенком что-то не то, еще до того как он идет в школу.

Такие дети демонстрируют упрямую устойчивость к влиянию социализации, необъяснимо отличаясь от других детей. Они более «трудные», «своенравные» или «агрессивные», или до них «невозможно достучаться». Они не идут на близость, холодны, держат дистанцию и совершенно самодостаточны.

 Одна мать сказала: «Мы никогда не могли сблизиться с нею, даже когда она была маленькой. Она всегда пыталась все делать по-своему, добиваясь этого либо умильными улыбками, либо истериками. Образ милой раскаявшейся шалуньи ей здорово удавался …

» 

К сожалению, детская психопатия – реальность, и если ее не распознать, то результатом могут быть годы тщетных попыток обнаружить, что не так с ребенком, и самообвинения родителей. Хэйр пишет:

По мере того, как признаки социального расстройства становятся более настойчивыми, мы более не имеем роскоши игнорировать психопатию в определенных детях. Половину столетия назад Эрви Клекли и Роберт Линднер предупредили, что неудача в распознании психопатов среди нас уже вызвала социальный кризис.

Сегодня наши социальные учреждения – наши школы, суды, психиатрические клиники – так или иначе, противостоят кризису каждый день, но неведение в вопросах реальных проявлений психопатии по-прежнему присутствует. […

В прошлом десятилетии нашим глазам предстала неизбежная и ужасающая действительность: драматическая волна детской преступности, которая угрожает сокрушить наши социальные институты. […] Дети младше десяти лет, способные на бессмысленное насилие, которое раньше считалось уделом закоренелых взрослых преступников. […

] Во время написания этих строк, маленький город в западном штате отчаянно пытается разобраться с девятилетним преступником, который предположительно насиловал и терроризировал других детей под угрозой ножа.

Он слишком молод, чтобы предстать перед судом, и не может быть отдан в органы опеки, потому что, по словам представителя ювенальной юстиции, «такое действие может быть предпринято, когда в опасности находится ребенок, а не его жертвы». [Хэйр]

Почему кажется, что мы имеем настоящую эпидемию психопатии? Социобиологи предполагают, что увеличение психопатии – выражение определенной генетически основанной репродуктивной стратегии. Проще говоря, многие имеют несколько детей и посвящают много времени и усилий заботе о них. Психопаты систематически сходятся и расстаются с большим количеством женщин.

Они экономят свою энергию на воспитание детей, и таким образом, психопатические гены распространяются как пожар. Социобиологи не говорят, что сексуальным поведением людей кто-то сознательно управляет, только что “природа” создала их определенным образом так, чтобы это происходило эффективно. Поведение женщин-психопаток отражает ту же самую стратегию.

«Ничего, рожу еще одного» – холодно ответила одна психопатка при допросе об инциденте, в котором ее двухлетняя дочь была избита до смерти одним из ее многочисленных любовников. Когда ее спросили, зачем ей другие дети (двое из них были изъяты органами опеки), она сказала «я люблю детей».

В очередной раз можно наблюдать противоречие между выражаемой эмоцией и поведением. Похоже, что навыки обмана имеют адаптивную ценность в нашем обществе. И факты говорят о том, что психопаты часто оказываются победителями в гонке жизни (взять, например, хотя бы Джона Ф. Нэша). В данный исторический момент привлекательность психопатии велика как никогда.

Кинофильмы о психопатах пользуются огромной популярностью. Хэйр спрашивает «Почему? В чем объяснение той потрясающей власти, которую личность без совести имеет над нашим коллективным воображением?» Один теоретик предполагает, что люди, которые восхищаются, верят, или идентифицируют себя с психопатами, сами отчасти психопатичны.

Взаимодействуя с психопатом, даже периферийно, они способны вуайеристически наслаждаться внутренним состоянием, не сдержанным ограничениями этики. Таким образом, эти люди получают возможность приобщиться к агрессивным и сексуальным удовольствиям без какого-либо риска для себя.

 Для нормальных людей, такие фильмы могут служить напоминанием об опасности и разрушительном действии психопата. Их будет пробирать дрожь от ощущения чего-то холодного и темного, дышащего им в шею.

Для других, людей с плохо развитым внутренним Я, такие кинофильмы и прославление психопатического поведения просто служат ролевой моделью для серьезного насилия и хищничества против других. Некоторые психологи предлагают рационализацию психопатического поведения, объясняя его ранней травмой, перенесенным насилием, и т.д.

Проблема в том, что этот аргумент не подтверждается, одним за другим конкретными случаями. Похоже, что качество семейного воспитания оказывает единственное влияние на психопата, а именно, модулирует его самовыражение и конкретное поведение.

Психопат, растущий в благополучной семье и имеющий доступ к положительным социальным и образовательным ресурсам, мог бы стать корпоративным преступником, или, возможно, теневым предпринимателем, коррумпированным политический деятелем, адвокатом, судьей и пр. Другой человек с теми же самыми чертами, но лишенный воспитания, мог бы стать обычным мошенником, бродягой, наемником, или уголовником. 

Т.е. социальные факторы и методы воспитания только формируют выражение расстройства, но не имеют никакого эффекта на неспособность человека ощутить сочувствие или развить совесть. 

Роберт Хэйр однажды представил научному журналу статью. Статья включала электроэнцефалограммы нескольких групп взрослых мужчин, выполняющих лексические упражнения.

Редактор журнала вернул статью, сказав: «Эти электроэнцефалограммы не могли быть получены от реальных людей». Тем не менее, это были электроэнцефалограммы живых психопатов.

 

Некоторые люди сравнивают психопатию с шизофренией. Однако, между ними есть критическое различие:

И шизофрения, и психопатия характеризуются импульсивным, плохо спланированным поведением. Это поведение может быть обусловлено слабым или плохо координированным преимпульсным ингибированием. Мы проверили гипотезу, что шизофрения и психопатия связаны с ненормативной нервной деятельностью при подавлении неприемлемых нейронных ответов.

 Субъектами исследования были шизофреники, непсихотические психопаты, и непсихотические непсихопатические контрольные субъекты (принадлежность испытуемого к той или иной группе определялась по методике, разработанной Робертом Хэйром). Все они содержались в псхиатрическом учреждении строгого режима охраны.

Мы регистрировали их поведение при ответе, а также и вызванные ЭЭГ-потенциалы (ВП) в условиях двустимульной парадигмы Go No Go. Результаты: Шизофреники сделали больше ошибок, вызванных неправильно совершенным действием, чем непсихопатические нарушители.

Как ожидалось, непсихотические участники показали большую амплитуду фронтального негативного компонента ВП (N275) к No Go стимулу, чем к Go стимулу. Этот эффект был мал у шизофреников и отсутствовал у психопатов. Для непсихопатов, компонент ВП P375 был больше на Go , чем на No Gо тесты.

Это различие отсутствовало у шизофреников, а у психопатов наблюдалась противоположная картина. 

Заключения: Полученные данные поддерживают гипотезу, что нервные процессы, участвующие в преимпульсном ингибировании, ненормальны и при шизофрении, и при психопатии. Однако природа этих процессов различна в двух данных расстройствах.

«Все больше данных заставляет прийти к заключению, что психопатия имеет биологическое основание, и многие ее черты соответствуют болезни» говорит Сабина Херпертц, психиатр Рейнско-Вестфальского технического университета Аахена в Германии.

 Методы отображения мозга, как Позитронно-Эмиссионная Томография (ПЭТ) и Магнитно-Резонансная Томография (МРТ) обеспечивает возможность исследовать психопатию далее.

Они могли бы позволить исследователям обнаружить, могут ли физиологические и эмоциональные недостатки психопатов быть ассоциированы с определенными отличиями в анатомии или активации мозга. Исследователи, начинающие осваивать эту научную область, придерживаются одной из двух главных теорий биологических основ психопатии.

Первая теория представлена Адриан Рэйн из Университета Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе; ее также поддерживают работы Антонио Дамасио из Университета Айовы. Она отдает главную роль т.н.

«орбитофронтальной коре» – участка префронтальной коры, которая в свою очередь находится в лобных долях головного мозга и участвует в сознательном принятии решений. 

Другая теория, выдвинутая Джеймсом Блэром из Университетского Колледжа Лондона, предлагает, что фундаментальная дисфункция у психопатов находится в т.н.

«миндалевидном теле» – амигдале, небольшой миндалевидной структуре, которая играет критическую роль в обработке эмоции и формировании страха. Недавно, используя ПЭТ сканирование, Блэр показал, что активация амигдалы у нормальных добровольцев участвует в реакциях на печаль и гнев со стороны окружающих. Он выдвигает гипотезу, что дисфункция амигдалы могла бы объяснить недостаток страха и сочувствия у психопатов. 

Эти две теории, возможно, не исключают друг друга. Блэр указывает, что между орбитофронтальной корой, которая производит «мышление», и амигдалой, которая производит «чувство», существует большое количество нейронных связей.

 Следствием широко распространенного опасения, что системы правосудия и психиатрической помощи не в состоянии эффективно справляться с опасными психопатами, в нескольких странах возникло движение инициировать фундаментальную юридическую реформу.

Самое спорное предложение – сделать возможным содержание в охраняемых психиатрических учреждениях людей, имеющих серьезные личностные расстройства, даже если они не обвинялись ни в каком преступлении.

Хотя эти конкретные предложения встревожили борцов за гражданские свободы, комплекс мер также включает главную инициативу, направленную на изменение во внутренних тюремных распорядках – улучшить обращение с людьми с антисоциальными личностными расстройствами, включая психопатов. 

Согласно одному человеку, который пострадал от рук психопата:

«В мире есть только одна проблема – психопаты. Есть два основных типа психопатов, социальные и антисоциальные. Основная особенность психопатов – постоянное, одержимо-навязчивое желание навязать свои заблуждения другим. Психопаты полностью игнорируют и нарушают права других, особенно Свободу Ассоциаций, которая включает Право не ассоциироваться и Право Любить».

Мы снова и снова наталкиваемся на следующую проблему: определенным религиям и мировоззрениям верований нужна защита от объективных свидетельств или от верований других людей.

Необходимо задать вопрос, «откуда взялись эти системы верований, которые, очевидно, катастрофичны для человечества»? Рассуждая далее, заметим, что в наши дни, когда многие из этих систем износились, им на смену приходят новые, которые точно так же отвлекают наше внимание от того, что ЕСТЬ, и в это ситуации становится необходимым «насаждать» определенный способ мышления. И именно это психопаты делают лучше всего. 

Психопаты доминируют и устанавливают стандарты поведения в нашем обществе. Мир устроен так, что жизнь в нем основана на психопатической пищевой цепи, захватывающей энергию. Большинство людей настолько покорежены своим жизненным опытом, что им трудно даже вообразить, какой могла бы быть другая система, основанная на симбиотической сети.

Они повреждены не только действиями окружающих, но также и тысячью мелких случаев причинения зла другим людям ради собственного выживания. Чтобы видеть систему такой, какова она есть, им необходимо также видеть, какую роль играли они лично в ее поддержании. Это серьезное испытание для хрупкого эго.

Кроме того, люди, не являющиеся психопатами, по-прежнему стремятся к установлению человеческих связей, но боятся сделать это, из страха быть использованными и обворованными (говоря с позиции обмена энергией).

В результате проведенного нами краткого исторического обзора мы остро осознаем, что явление психопатии не ограничено нашим временем. Это – эволюционная стратегия, которая, развиваясь в течение тысячелетий, шаг за шагом привела нас к нынешнему положению дел.

В настоящее же время имеет место диверсия в стиле Маккиавелли, которая привлекает внимание легковерных. Она укрепляется «группой поддержки» в аудитории, и кажется, что среди нас сейчас действует целая армия психопатов, чьей работой является направление общего внимания и развития событий.

Мы надеемся, что читатели этих страниц разрешат себе вообразить, исследовать и претворить в жизнь другой способ бытия. И отстоять себя, сделав это.

Источник: //www.b17.ru/blog/104660/

ПроНедуг
Добавить комментарий